Интервью 2504

Иерей Димитрий Никитин: «Предела познавательной способности человека нет!»

21.01.2017

Интервью с слушателем Санкт-Петербургской Духовной Академии иереем Димитрием Никитиным.

–В свое время, когда я учился в университете, очень любил сам процесс обучения: c удовольствием посещал лекции, чуть с меньшей охотой – семинарские и практические занятия. Очень любил занятия в краевой библиотеке, где в читальном зале просиживал часами за чтением специальной литературы «по программе». Но зачеты и экзамены были для меня кошмаром. Именно из-за сессий я вспоминаю годы учебы как страшный сон и «повторить» процесс у меня особого желания не возникало. А вот Вы для чего решили «повторить», поступив в Духовную академию, уже имея за плечами семинарское и высшее светское образование? Соображения карьеры? Жажда познания? Стремление во всем «дойти до самой сути», до высочайших вершин? Или потянуло съездить в красивейший город Питер и походить по проспектам, воспетым Гоголем и Достоевским, по святым местам и музеям? Или просто свыше сказано: надо!

– Слава Богу, никакого давления не было. Вообще, у меня процесс обучения непрерывный. Я с 1991 года, после окончания средней школы, постоянно в процессе обучения. Это и физико-математический факультет Бийского пединститута, и Омское высшее танковое инженерное училище, и Томский педагогический университет – институт иностранных языков и, наконец, Барнаульская духовная семинария, которую я окончил в этом году с помощью Божией и при непосредственном участии моей матушки Ольги, которую я должен благодарить. Именно она сподвигала меня на эти труды. И, конечно, не могу не упомянуть Тамару Ивановну Злобину, которая являлась моим научным руководителем, помощником, соратником и консультантом по многим вопросам. Это мои ангелы-хранители.

Правда, по причине общей загруженности учиться мне год от года все сложнее. Служба на приходе, строительство и благоукрашение храма, общение с прихожанами и участие в работе воскресной школы, послушание в информационном отделе, какие-то домашние хлопоты… – всё это, безусловно, требует определенной отдачи и занимает, соответственно, немало времени. Порой просто накатывает усталость, кажется, что всё – ничего уже не можешь. Но, с другой стороны, понимаешь, что надо двигаться вперёд и пока имеются силы необходимо продолжать учиться. Я вообще считаю, что священнослужителю просто необходимо иметь достойное образование, как минимум, семинарское. Хорошо бы, чтобы было и светское.

Так что учиться никогда не поздно, а всегда кстати. В моем случае, применительно к Санкт-Петербургской Академии, это магистратура, как сейчас, а затем, возможно, и аспирантура. Впрочем, загад не бывает богат.

–У Вас был выбор, по крайней мере, между Московской и Санкт-Петербургской духовными академиями. Почему Вы выбрали Питерскую?

–В Петербурге, а тогда ещё – в Ленинграде, я был ровно 30 лет назад, в 1986 году. И вот совсем недавно я подумал: если будет на то Божия воля, я ещё попаду в этот прекрасный город, который остался в моих воспоминаниях светлым, ярким, огромным (для ребенка 12-ти лет). Недаром его называют культурной столицей, Северной Пальмирой, где архитектура, пейзажи, обстановка… – все необыкновенно было тогда. И когда уже в этом году я снова там оказался, я увидел, что ничего с того времени по сути не изменилось, особенно в центральной, исторической части города. Люди, конечно, уже другие. Они, собственно, и определяют настоящий характер мегаполиса. Это современный, европейского уклада город.

–Уместен вопрос: трудно ли было поступать, как удалось пройти вступительные испытания? Каковы требования к абитуриентам?

–Гарантий поступления никто никому не дает. На какие-то связи нам, приехавшим из глубинки, рассчитывать не приходится. Надеялись только на Бога и на собственные знания, полученные в семинарии. Говорят, что в этом году конкурс был ниже, чем в предыдущем. Так, например, на отделение библеистики поступило всего четыре человека, на богословское отделение - 10 человек, чуть меньше – на историческое, а вот на церковно-практическое поступило порядка 30-ти человек, хотя прошлые показатели были как минимум вдвое выше.

Экзамены на библейском отделении были стандартные: Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, древние языки (латинский или греческий) и современный иностранный язык. Первое образование у меня филологическое, поэтому за свой немецкий я как-то не опасался, по латыни повторил молитвы, грамматику и поработал с переводом текста. Дай Бог здоровья уважаемой Тамаре Ивановне! А за Ветхий и Новый Заветы пришлось поволноваться.

–Что из себя представляет преподавательский состав?

–Сказать высококвалифицированный, значит сказать ничего. Академия с ее трехвековой историей духовных школ Санкт-Петербурга является ведущим научным и образовательным центром Русской Православной Церкви, который тесно связан с именами таких профессоров, как В.В. Болотов, Н.К. Никольский, Н.И. Сагарда, Н.Н. Глубоковский, И.А. Скабалланович и др. По их трудам и по сей день занимаются студенты духовных училищ, семинарий и академий. Многие из начальствовавших, учивших и учившихся прославлены в лике святых в разных чинах. Среди них – святители Филарет Московский, Феофан Затворник, преподобный Макарий (Глухарев), праведный Иоанн Кронштадтский и другие.

–Я читал, что в питерской духовной академии атмосфера весьма либеральная, а МДА более консервативна. Так ли это?

–Я этого, честно говоря, не заметил. Если под либерализмом понимается возможность применения дистанционного обучения для заочников, то это делается исключительно для удобства магистрантов, находящихся за сотни и тысячи километров от Санкт-Петербурга. И мы, действительно, с помощью интернета получаем и отправляем задания, делаем тесты в режиме on-line, консультируемся и т.п., однако классические экзамены и зачеты с их вопросами-ответами никто не отменял. Достаточно серьезно оценивается своевременность подачи письменных работ. Каждая из них проверяется на плагиат. Если не выполнишь учебный план, то отчислят. Какой здесь либерализм?

–Первые впечатления – самые свежие и незабываемые. Что произвело на вас особенное впечатление: преподаватели, коллеги? Сама атмосфера академии?

–Сессия продолжалась с 29 ноября по 2 декабря. За эти четыре дня мы сдали все зачеты и экзамены. Это было время и для обсуждения с преподавателями каких-то возникших проблем и вопросов по результатам письменных работ. Касательно будущей магистерской работы нужно было показать, насколько ты готов к научному исследованию, насколько оперируешь терминами, владеешь темой, которую выбрал, правильно сформулировал цель и, в соответствии с ней, поставил задачи и т.п.

Преподаватели в своей массе были весьма дружелюбны, лояльны, в стремлении «завалить» бедного магистранта-заочника замечены не были.

А с коллегами по вечерам, перед каждым новым испытанием совместно штудировали материал, повторяли изученное дома, устраивали что-то наподобие мозгового штурма и, таким образом, напитывали друг друга необходимой полезной массой знаний по тому или иному предмету. Весьма эффективный метод подготовки!

–Питер не зря называют святым городом. Там жила и блаженная Ксения Петербургская, и праведный Иоанн Кронштадтский, и преподобный Серафим Вырицкий… Много святынь, храмов, успели ли Вы где-то побывать?

–В Санкт-Петербург я прибыл заранее, с учетом рекомендации приезжать и уезжать с запасом хотя бы в одни сутки на тот случай, когда необходимо решить ряд организационных формальностей перед сессией, а, возможно, и после. Поэтому, по милости Божией, удалось помолиться на Смоленском кладбище, в часовне блаженной Ксении Петербургской, а также посетить Воскресенский Новодевичий и Иоанновский ставропигиальный женские монастыри. А под занавес, за несколько часов до вылета в Барнаул, съездил в Вырицу, к преподобному Серафиму Вырицкому.

В академическом храме Двенадцати апостолов, расположенном в историческом здании Санкт-Петербургской Духовной Академии, молился за всенощным бдением и Божественной литургией на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы.

–Большинство абитуриентов поступают на церковно-практическое отделение, а меньшинство, в том числе и Вы, отец Димитрий, – на библейско-богословское. Чем объясняется перекос в сторону первого и кого выпускают различные отделения академии?

–Изначально считается, что на церковно-практическое отделение поступить проще, соответственно, и учиться там легче. Но, я бы сказал, это в первую очередь относится к тем, кто хорошо знает литургику, догматическое богословие и каноническое право. Уставщик, например, неплохо будет ориентироваться на этом отделении.

Что касается библеистов, то им чаще и больше всего приходиться работать с текстами Священного Писания Ветхого и Нового Заветов, а такие предметы как Экзегеза Пятикнижия или Библейская герменевтика просто пугают изначально своими названиями. Некоторые так и говорят: вы что, сумасшедшие – вы куда поступили?! Нас действительно немного, но мы в каком-то смысле считаемся элитой. «Нас мало, но мы в тельняшках!» А при успешной защите магистерской диссертации выпускникам всех отделений присуждается степень магистра богословия.

–Кстати, обучение в академии платное или бесплатное?

–В настоящий момент пожертвование за обучение на заочном отделении СПБДА составляет 17 тысяч рублей в семестр. В год, соответственно, выходит 34 тысячи. Я считаю, что по современным меркам это весьма умеренно. Учеба длится всего два года. Некоторые говорят: в Московской духовной академии бесплатно. Но там, понятно, и конкурс больше, ведь многие хотят попасть на бесплатное обучение.

Бытует мнение, что там, где платно, там легче. Я не могу так сказать. А конкуренция между Москвой и Питером всегда была и будет. И она постоянно будет подогреваться утверждениями типа: «у нас лучше, а у них - хуже». Уверен, что и здесь, и там достойный контингент преподавателей, которые дают достойные знания.

–Ваши рекомендации пастырям и семинаристам БДС – надо ли им настраиваться на продолжение учебы в академиях? И кому стоит это делать?

–Если есть желание, рвение к учебе и хороший запас знаний у тех, кто окончил семинарию, можно смело обращаться за благословением к правящему архиерею. Думаю, владыка никогда не откажет в стремлении человека познавать. На мой взгляд, тяга к познанию является определяющей. А предела познавательной способности человека, как известно, практически нет. Чувство лени, уныния, бессилия нужно в себе преодолевать. Хорошо, когда рядом есть близкий человек, который может помочь и поддержать, вот как, например, моя матушка Ольга – она человек науки и мне говорит: «Тебе нужно учиться дальше». И, слава Богу, все мое окружение, включая педагогов семинарии, тоже активно поддерживают меня в этом плане.

Что такое «В начале было Слово» относительно сказанного? Это и Божие Слово, это и знания о Творце и Его творении. И нужно стремиться их открывать, нужно быть готовым принять это знания. А это значит – идти вперёд и совершенствоваться.

Беседовал Владимир Клименко





Популярные новости

15.09.2017
Издание выпускается сотрудниками Свято-Георгиевской церкви г. Новоалтайска. Электронную версию в формате PDF можно увидеть, кликнув на картинку
9821
13.09.2017
Молебен с чтением акафиста совершит 17 сентября протоиерей Михаил Бень у Крестовоздвиженского храма Барнаула.  На молебен приглашаются все неравнодушные к своей культуре и православной вере. Начало: 16.00 Первый такой молебен был ...
736